[главная :: сценарии.мизантропии :: обед]




А. Водорацкой и Вадим Климов. Обед. август, 2006

Есть герой. Он всегда на экране, но по правилам не должен знать, что его снимают.

Попав к себе домой, герой подозревает, что где-то поблизости затаился его двойник. Все оставшееся время фильма он ищет его, чтобы в конце, раздраженный, но не сломленный, предаться финальному монологу. Меланхолия и комичный цинизм его слов и предстоит открыть для себя зрителю.

В фильме четыре персонажа: герой, его воображаемый двойник, зритель и режиссер. Два первых всегда с одной стороны экрана, два вторых - с другой. В этом завязка и единственный конфликт повествования.

- Все. Он ушел. Можно заходить, - говорит герой.

Оскалисто озираясь, он появляется в кадре озирающейся головой. И теперь идет дальше по коридору.

Двойник внимательно смотрит на него. Ему не нужно прятаться, потому что в любом случае он всегда остается незамеченным.

Двойник - он же и режиссер. Взяв камеру в руки, подходит к своему прототипу так близко, как только возможно, чтобы снять его лицо крупным планом.

В момент, когда герой поворачивается к нему, двойник исчезает, чтобы оказаться в другом месте. Это так неожиданно для него, что он нервничает и бегом бросается на поиски героя своего фильма.

Герой, тем временем, находит лампу инфракрасного излучения и включает ее. Пучок света попадает на двойника, когда тот вбегает в комнату. Лицо кривится гримасой неудовольствия.

В тот момент, когда двойник собирается уже обратиться с извинениями, герой выключает лампу. Оказывается, он так и не смог увидеть двойника. Он выходит из комнаты, едва не задев его плечом, чтобы продолжить поиски.

Бьет семь часов. Герой мечется по комнате, а потом выбегает в коридор. Освещая себе дорогу инфракрасной лампой, за ним следует двойник.


Стерильно... Апирогенно

Герой сидит, облокотившись на облупленную стену. Он что-то ест из огромных тарелок. Лицо, одежда и стена сзади вымазаны едой. Финальный монолог героя.

Сцена снимается тремя камерами: подвижной крупным планом, статичной на штативе перед героем и статичным фотоаппаратом так, чтобы в кадр попадала камера на штативе.

В повествование вмонтированы кадры с двойником, продолжающим бродить по зданию в поисках героя, и сцена обеда.

Как и все хорошие игры, ОБЕД вобрал в себя все лучшее, что было создано в данной области до его появления. Разберемся во всем по порядку.

Идея игры довольно проста - посадить Ивана в кресло с возможностью ворочаться туда-сюда. Придать ему Марью, чтобы мысленно создать хоровод. Усилить этот хоровод еще одной Марьей, иногда с выгоревшими усами, иногда еще как-то. Дать возможность произносить монологи и время от времени есть. Поставить цель: съесть все, что имеется в отмеченном на столе квадрате.

Такое уже было? И да, и нет.

По концепции обед более всего похож на своего тезку - ужин. Настолько же сильный драматический элемент. Очень схожая система взаимодействия Ивана с Марьями и едой. Примерно такие же принципы постановки задач.

Но. Гораздо сильнее Иван. Куда лучше разработаны правила работы с людьми. Кажется, что Марью можно потрогать - и на пальцах останется пыль. Лица очень хороши.

Звуковой ландшафт игры лучше всяких похвал. Четко различаются голоса разных фаз настроения Ивана. Достойная "столовая" музыка.

Меню разворачивается на фоне живого Ивана. Блюда не новые, к тому же не очень высокого качества, но смотрятся приятно.

Теоретически, можно выиграть, не отдав ни одной команды. Но чаще всего Иван и Марьи в пределах своей самостоятельности двинутся не туда и есть будут не то. Принимать личное участие, скорее всего, придется.

Игра столь стремительна, что постоянная драка просто не успевает надоесть. Три, четыре Марьи - наконец-то вызов вашему мастерству. Для полного счастья не хватает лишь диких животных. Забавно смотрелось бы нападение разъяренной панды.

Наконец, с потолка падаете вы. Вы понимаете, что это ошибка. Хочется выйти в прохладную подворотню и выпить лимонада? Но нет, с трех сторон прут Марьи с острыми крючьями, и нюхают ваше дыхание. Иван лежит ничком и хрипит молитву, скользя коленями и локтями в разлитом соусе. Он уже не воин.

И, наконец, долгожданная победа - Иван хватает супницу, и по Вашей команде швыряет ее крышку в Марью. Крышка срезает голову, и та, выкрикивая ругательства, скачет по полу. Вуаля - из Марьиной задницы валятся оливки, на месте срезанной башки свистит фонтан кетчупа. Иван, улыбаясь, кланяется, и уходит, прихватив Марьину голову.

Герой отбрасывает тарелки, поднимается и уходит, вываливаясь из статичного кадра. Он покидает комнату, в которой ОБЕД достигает стадии кульминации.

Оригинальный текст эссе Сила и хитрость
по сценарию снят фильм Обед