[главная :: идеологии.смерти :: дмитрий гутов. тоталитарный импотент]




Вадим Климов. Дмитрий Гутов. Тоталитарный импотент. август, 2005

После просмотра
видеопрограммы Дмитрия Гутова

Cinefantom образца середины 2005, 10 августа. Дмитрий Гутов создает у сцены действие привлечения внимания. Показ еще не начался, а попытка захвата внимания осуществилась. Дмитрий Гутов хваток.

Несколько слов в самом начале. Монолог Гутова малосодержателен. Интересен лишь автокомментарий: Дмитрий собирается в темноте, после каждого фильма, рассказывать, о чем следующий. Это достойно вашего внимания.

Первая видеоработа о перфомансе. Демонстрация. Группа людей с парой транспарантов становится во главе кучки пешеходов. Оператор занимает фронтальную позицию и снимает, не сходя с места. Монтаж тоже неплох. Затем все прокручивается на замедленной скорости. Гутов говорит, фильм медитативный.

После этого неторопливое блеяние о камере обскура, явившейся в кузове грузовика. Художественный образ, но все-таки. Гутов делает фильм С квартиры на квартиру. Четыре минуты съемки из окошка автомобиля, видеокамера повернута на 180 градусов. Речь идет о ролике, снятом специально для какой-то бразильской выставки.

После чего режиссер рассказывает о каком-то местечковом чмо Михаиле Лифшице, напористом критике модернистского искусства начала века. Гутов соблазнен и вдохновлен. Позиция удивительная, даже после режиссерского признания о судорогах после текстов Чернышевского и ежегодном чтении «Евгения Онегина». В контексте постмодернистского кривляния такая позиция – беззастенчивый штамп.

Третий фильм - Институт Лифшица. Сорокаминутная суходрочка на манер журналистских док.фильмов для провинциального телевидения. Гутов демонстрирует знакомство с основными приемами. Те же журналистский вкус, содержание и эстетика. Не больше, не меньше.

Московское лето. Озабоченный женскими гениталиями, скрытыми тонким кусочком ткани, Дмитрий Гутов снимает фильм о чемодане, слоняющемся по метро от эскалатора к эскалатору. В чемодан вмонтирована видеокамера, фиксирующая движения женских ног. По окончании видеопрограммы автор рассказывает, что фильм снят глазами безногого нищего. Поучительно. Этот видеоарт пытались впихнуть на какую-то выставку, посвященную тысячелетию русской культуры, но по каким-то причинам не впихнули. Гутов особо и не возражал.

Под конец случилась премьера. Eroica. Действие драматичное и реалистичное. Снятый из форточки квартиры мальчик в красной футбольной форме наносит серию ударов по воображаемым воротам. Гутов отметает обвинения в педофилии, говоря, что в таком случае снимал бы девочку. Такие дела.

Современный художник Дмитрий Гутов, неумолимый, лживый и наивно бесталанный, как будто вылупившийся из консервной банки. Художественное производство остановить все равно не удастся, поэтому Гутов существует. Отсталый, провинциальный, стрекочущей интонацией рассказывающий, о чем он снимал свои фильмы. Как будто кому-то непонятно.

Такое впечатление, что художник не в состоянии совершить что-то безвозмездно и работает исключительно ради выставок. Банальная скрюченная параличом идея с камерой обскура вынашивается три года и выплескивается тупым четырехминутным роликом, снимаемым перевернутой видеокамерой. Гутов тоталитарный импотент.

Современный художник говорит, видео сделали быстро, а вот с музыкой пришлось повозиться. К четырехминутному говну с перевернутой камерой звуковая дорожка искалась три месяца. Для ролика Московское лето нашли какого-то пошлого барда с песней на стихи еще одного провинциального пидораза Сергея Есенина. Гутов хлопает веками, жеманно улыбается и говорит, что музыка легла идеально.

Время от времени режиссер задумывается прежде, чем нажать кнопку rec. Ему кажется, неплохой сюжет, бомж пьет водку. Мгновенная мыслительная реакция Дмитрия и он уже боится, что его обвинят в подражании. Каким откровенно бездарным говном, внеиндивидуальным и неоригинальным, нужно быть, чтобы решиться на такой шаг. Гутов решается.

Хорошие мысли приходят редко, и если в конце года я вижу, что осталось 10 или 15 смонтированных минут, которые я могу показать друзьям, то дело уже не совсем плохо, - говорит Дмитрий Гутов. Я считаю, ему есть, что сказать помимо этого.

первая публикация