[главная :: идеологии.смерти :: петербург 20-04-2007. обед.]




Маргарита Кривченко. Петербург 20-04-2007. Обед.. май, 2007

(Рассказ о съемке)


С утра шел снег. Как обычно, в день съемок, - холодно. Купили банку греческого салата, кетчуп и яйца «к завтраку». Пролезая в щели бетонных заборов, добираемся до нужного дома среди обгорелых развалин. Вчера была одна собака, сегодня – две.



Нужно отогнуть железный лист от окна, спрыгнуть на что-то мягкое, скорее всего, гнилые тряпки, а потом повернуть налево, в кромешную темноту, держась руками за стены и высоко поднимая ноги. В пятиэтажном здании нет перекрытий. С узких уступов, оставшихся от деревянных полов, летит цементная крошка.



Герой дрожит. В одной рубашке, мокрой от кетчупа, судорогами всовывает в себя салат. Невозможно установить штатив - под ногами чавкает гнилая древесина. Единственная сохранившаяся комната на пятом этаже. Посреди нее - стол с белой скатертью. Обед.



В кинематографическом азарте макароны цепляются в плечи героя, свешиваются из грудного кармана. Голова замотана фольгой. Из оконных проемов выскакивают Марьи в леопардовом платье. Побегайте немного около окна, - говорит режиссер.


- Кидай тарелку на стол!… Кидай яйцо!… В тарелку!… Отойди подальше!… Кидай, так, чтоб руки не было видно!… А теперь все это переверни на голову!… Разотри ладонью!…



В сценарии сказано: съесть все, что имеется в отмеченном на столе квадрате.


Звонит телефон. Герой разговаривает упакованной в фольгу головой. Оператор увидел проем в стене под самым потолком и полез туда со штативом. Голуби скапливаются на крыше, заглядывают в дыры, ожидая своей очереди поклевать. Мне удается стащить немного из тарелки.



Все размазывается по скатерти, по земле, по рубашке или летит в стену. После съемок сохранившиеся остатки отдают герою.

Первая публикация