[главная :: идеологии.смерти :: кино и социальная девиация]




Вадим Климов. Кино и социальная девиация. март, 2007

Кинематограф уподобился приготовлению тротила, фильм - взрыву. Речь, разумеется, об актуальности и сегодняшнем моменте. Все остальное само себя исчерпало и давно в музее в виде аккуратных горок экскрементов.

Как кино неотличимо от взрывчатки, социальная жизнь неотличима от болезни. В любых формах того и другого, за что ни возьмешься. Почему взрослые, оскотиненные социализацией, поголовно страдают ожирением, а их дети – нет, предоставленные сами себе они умирают от голода?

Общество как оздоровительный санаторий. Выхода из которого не предусмотрено, нескончаемое лечение выявляет все новые болезни. Мы вылечили вас от угрей и перелома, но, извините, куда вы пойдете в таком состоянии, оказывается, у вас еще насморк, гонорея и туберкулез. Так они действуют.

Столкновение кино с обществом неизбежно. Конфликт, предметом которого является само существование двух явлений. Кино давно уже ничего не критикует: зачем критиковать, когда все общество как страдающая целлюлитом сознания девочка с горкой фурункулов на месте головы. К чему придираться во всеобщем лепрозории.

Кино неизбежно опускается до уровня зрителя, пользуется его формами выражения, мысли и, в конечном счете, становится им самим. Теперь неважно, по какую сторону экрана вы находитесь. Больные спутались с докторами, и любой вправе объявить себя кем захочет.

Напуганные положением вещей так называемые режиссеры больше не смотрят так называемые фильмы, о чем не устают повторять в своих однообразных как самодовольные физиономии интервью. Прошу прощения, напишите еще, что я больше не смотрю никаких фильмов. Вообще? Ну, может быть, для поиска типажей. И только.

Так называемые режиссеры вымирают как когда-то мамонты, но теперь у вас глазах. Лет через десять от них останется разве что пара подшивок в публичной библиотеке и три-четыре фильма в коллекциях провинциальных безумцев.

Потому что кино теперь – это не они, кино теперь – это вы, тигровая масса, скучная и однообразная как самодовольная физиономия, тупая, нелепая, безжизненная, патологически неспособная ни к чему.

Кино и общество уподобляют друг друга в равнозначные нули.