[главная :: идеологии.смерти :: art trash]




Вадим Климов. Art trash. октябрь, 2005

Кино как таковое интересным никогда не будет. Интересным оно было в конце XIX века, когда узколобые Люмьеры склеивали фотографии и крутили по 24 в секунду. Экспансия Люмьеров произвела на свет возрастных любителей пластмассовых конструкторов и киноиндустрию, укладывающуюся в рамки понятия mainstream.

Забавна новая тенденция деления кино на регионы. Все эти азиатские, латиноамериканские, восточноевропейские режиссеры и традиции. Как бытовой ширпотреб с маркировкой Made in…

Кино, исходящее из региональной традиции, все равно, что религия, юриспруденция или общепит. Кино делают обособленные от влияния школ группы людей, чье творческое начало выражается в первую очередь через отрицание устоявшегося.

Именно поэтому кино как таковое не представляет никакой ценности. Суть кино, как любого другого творчества, в постоянном обновлении. Кинематограф – это сменяющиеся изображения, а не киношколы или кинофестивали.

Тенденция современного кинопроцесса в постоянном усложнении производства приводит к тому, что кино и становится производством. Рельсы, операторские краны, грим, спец. эффекты, не важно, в чем это проявляется, оно выхолащивает фильм. Оставляя только навороченную конструкцию усилий второстепенных технических работников.

Это похоже на жиденькие костюмные драмы 30-х годов. По романам сгнивших адептов романтизма или чего-нибудь еще хуже.

Современное mainstream кино нисколько не лучше. Отличить работы Джорджа Лукаса от Пола Верховена или даже Франсуа Озона совершенно невозможно. Одна и та же пустая вылизанность кадра. Ничем, кроме усилий второстепенных технических работников не подкрепленная. Актерский состав как витрина супермаркета с перечислением марок.

Когда Джеймс Камерон такой же, как Марина де Ван, и радикальный психологизм действует на зрителя как костюмная мелодрама. В таких условиях на первый план выходят совершенно другие вещи, к традиционному кино никаким образом не относящиеся.

Вера Хитилова, Ларс фон Триер, Такеши Миике, Томас Винтребрег, Светлана Баскова, Олег Мавроматти. Если уж и объединять существенно важное для тенденций кино, то именно этих режиссеров.

Движение, обозначенное нами как Art trash. Лишает достоверности любую стерильную форму. Когда сняты миллионы фильмов, понятие формы девальвируется до бесполезности.

Кино, основанное на смешенной подаче содержания, нивелирует любую используемую форму, закладывая посыл в некорректно выбранные фрагменты.

Пристыженный своей дремучестью зритель, то есть идиот, выросший на картинах Феллини или Чаплина. Как гортензия на некачественном удобрении. Такому зрителю ничего не остается, кроме как высматривать посыл таких фильмов через знакомые ему формы подачи.

Тогда и "Dear Wendу" Винтерберга, и "Выблядки" Мавроматти скидываются в жанр драмы. Вместе с каким-нибудь тошнотворным Кустурицой.

В то время как деятели кино, неважно, Фиггис или Альмодовар, пытаются выйти за определяющие рамки, и сами по себе стать значимыми единицами. Критика всегда на несколько шагов позади. Оценивая все попадающееся одинаковыми киноведческими категориями, ставшими клише с момента появления звукового кинематографа.

Art trash, ни имея ничего общего с trash-кино Ллойда Кауфмана или Питера Джексона, декларирует новое значение происходящего на экране. Псевдопсихологизм уподобляется home porno, изысканный гротеск – моралью над унитазом.

В итоге все значимое проявляется на другом уровне. Посмотрите, например, Satansbraten Фассбиндера. Жан Жиро против Веры Хитиловой. Вим Вендерс против Майка Фиггиса. Ллой Кауфман против Светланы Басковой. Нам предпочтительнее последние.

первая публикация